Category: музыка

Кто курирует Малофеева, Юрина, Стрелкова и "Русскую весну"?

       «Наши же задачи — простые. Понимая всё эту картину и твердо зная, что эти силы гораздо мощнее, чем мы... И вообще, извините, но пахнет последними времена от этих рисунков. Понимая, что следующее свержение власти будет иметь уже не чисто либеральный, а либерально-белый характер, что они готовят смычку, и именно об этом говорит Буковский, когда он говорит о том, что рано или поздно на улицу выйдут люди пошпанистее. Понятно, кто имеется в виду. Они провели тут пробу опять на Манежной. Понимая, что с этой стороны будут цсковские болельщики, понимая, что это всё грядет и что они ведут великую перегруппировку сил с тем, чтобы впустить уже другие элементы... Они не могут работать с чистыми либералами- «креативные» хомячки не работают, надо запустить кого-то еще.

Вы должны понять, что этот «кто-то еще» — это то же самое, рассылающее Сванидзе и Пивоварову свои «телеги». Это то же самое с точки зрения международных фондов и всего прочего. И это та же сила, которая двигает это вперед, перегруппировывая войска, изменяя направления. Никакой разницы нет. Опять Николай Карлович, опять Пивоваров — я имею в виду, не как конечная инстанция, а как маркёр. Ничего другого не нужно. Под масками монархизма, православия и всего прочего — те же хари, натурально. Но они могут что-то к себе привлечь и они готовят вторую версию Болотной и т.д.

Наличие какого-то оппозиционного движения, способного что-то отстаивать с патриотической позиции на улице, для них смертельно. Наличие какой-то автономной стратегии и еще апелляции к демократии, к гражданскому обществу, для них смертельно.
Им нужно, чтобы мы либо оказались слабенькие и чуть-чуть подвывали в ответ на то, что какие вензеля будет изображать власть, либо перешли в режим Удальцова. Выход в режим этого гражданского действия и всего прочего, и в режим одновременного существования на улице и в концептуальном пространстве — для них смертелен.
(с) С.Кургинян 27 мая 2013         

Collapse )

"Захар, ты не прав" или о поэтическом даре Юрия Шевчука


Увидел тут надысь пост Захара Прилепина. В нем он написал: «Я не хочу никого обидеть — впрочем, даже если обижу, мне все равно, — но для меня очевидно, что я годам к 17-ти понимал в поэзии больше, чем практически все наши рок-идолы, взятые вместе и по отдельности. То есть, мне в 17 лет было ясно, что Башлачев поэт, а Шевчук — нет. Но я не уверен, что Юрий Юлианович даже сегодня это понимает.»

Решил поинтересоваться творческой карьерой Юрия Шевчука.

Нашел авторитетную фигуру — Илья Смирнов. Он устраивал нелегальные концерты рокеров в СССР и написал книгу о русском роке: «ВРЕМЯ КОЛОКОЛЬЧИКОВ - ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ РУССКОГО РОКА ». Вики о И.С.: "В 1980-е годы участвовал в издании первых подпольных музыкальных журналов: «Зеркало», «Ухо». Был постоянным автором, а затем редактором журнала «Урлайт», во многом сформировавшем систему взглядов и стандартов журналистики на музыкальные темы. Активный участник теневого концертного менеджмента. Занимался организацией первых полулегальных московских концертов Бориса Гребенщикова, Майка Науменко, Андрея Макаревича, Константина Никольского — за что неоднократно вызывался на «беседы» в КГБ и получал «прокурорские предупреждения».

Цитата из книги:

«Молодой учитель рисования из башкирской столицы Уфы Юрий Шевчук представлял собою тот основательно повыбитый XX-м веком российский тип, который некогда покорял Чукотку для царя Алексея и дрался насмерть с царем Петром за вольность. По-пролетарски простой в общении, Юра начитан как мало кто из столичных интеллигентов, так что даже уральский эрудит Илья Кормильцев, автор текстов НАУТИЛУСА, с удивлением признал однажды: «Шевчук знает больше стихов, чем я…»

Начинал Юра как бард — с акустической гитарой, потом в одном из ДК познакомился с местной командой — «заслуженным Хендриксом Башкирской АССР» Рустамом Асанбаевым, Владимиром Сигачевым, который скромно сравнивает себя с Лордом, и Геннадием Родиным. Так в 1981-ом году появился ДДТ. История этой группы описана не раз, и так подробно, что нет смысла повторяться: лучше напомнить самое важное, ускользающее от внимания. Шевчук вовсе не был у себя в Уфе гонимым аутсайдером, напротив: в качестве автора-исполнителя он получил официальное признание, стал лауреатом республиканского конкурса, а затем и Всесоюзного «Золотого камертона», где выступал в финальном концерте вместе с эстрадной звездой Катей Семеновой. (Жюри так и не поняло, о ч е м поется в песне «Не стреляй»). В принципе, перед ним открывалась именно та самая дорога, которую он нарисовал в одной из ранних песен:

Collapse )


Александр ТАРАСОВ об "Аквариуме" и БГ : "Рок-н-ролл жив, а он — уже нет"

Случайно нашел в Интернете замечательную критику Бориса Гребенщикова.


Александр ТАРАСОВ ( может я ошибаюсь , но, по-моему, вот этот человек . Поправьте, если это не так -  uehlsh )

"Солидарность", 8-12 июля 1992

Предисловие автора. После выхода в свет книги Ильи Смирнова "Прекрасный дилетант. Борис Гребенщиков в новейшей истории России" меня стали терроризировать вопросом: какую именно гадость я напечатал о Гребенщикове в 1992 году в газете "Солидарность" — так, что, с точки зрения Смирнова, это была самая жесткая критика "Б.Г."? Чтобы покончить с вопросами, выставляю на всеобщее обозрение написанный в 1992 г. текст. Добавлю лишь, что ни от одной строки, написанной 8 лет назад, я не отказываюсь. А если бы писал сегодня — написал бы еще жестче и злее.

27 октября 2000


Рок-н-ролл жив, а он — уже нет

Некролог к 20-летию со дня рождения "Аквариума"

Я думаю, ты не считал себя Богом,

Ты просто хотел наверх,

Резонно решив, что там теплей, чем внизу.

И мне интересно, как ты себя

Чувствуешь там теперь -

Теперь, когда все бревна в твоем глазу?

"Укравший дождь", "Синий альбом", 1981 г.

Collapse )

Ныряя в глубины человеческого падения

                                                                     "Волк и зайцы, тигры в клетки - все они марионетки в ловких натруженных руках"
                                                                                      
                                  (с) Машина времени
"...За него вышла замуж красивая, хозяйственная и умная дочка политического обозревателя Центрального телевидения Игоря Фесуненко. Если бы не Игорь, думаю, «Машину» задушили бы сразу, окончательно и бесповоротно. Но на пользу Макаревичу сыграли, по крайней мере, две вещи: во-первых, он был однофамильцем главного архитектора Москвы Глеба Макаревича, во-вторых, его тесть, как я уже отметил, был политическим обозревателем. Тогда это была крайне престижная и ответственная должность, и входила она, если не ошибаюсь, в номенклатуру ЦК КПСС. И хотя Игорь работал в основном в Латинской Америке и писал замечательные книги про бразильский футбол, его вес, благодаря голубому экрану, мог перебить атаки наших недоброжелателей. Когда всякие «росконцертовские» старперы собирались на так называемый «худсовет», чтобы утвердить, а чаще не утвердить новую программу, мы все приглашали туда наших влиятельных друзей и родственников. Любимый нами космонавт Георгий Гречко поддерживал нас геройскими звездами, Алла Пугачева говорила, что программа у нас классная, и она с удовольствием исполнила бы что-то написанное нами, приходили Кобзон и Лещенко. Правда, последний мягко критиковал нас: «Надо бы попатриотичнее что-нибудь спеть, попатриотичнее…» Но часто дело кончалось тем, что какой-нибудь начальник управления или замминистра культуры России говорил, что программа сырая, ее надо доработать, что концепция ему непонятна, и нас заворачивали. Но когда на заседании присутствовал всем известный Игорь Фесуненко (номенклатура ЦК, не забывайте), действие развивалось по иному сценарию. Когда чиновник от культуры начинал мямлить про несовершенство образов, тот просто вставал и говорил: «Ну я, конечно, не специалист, но мне программа нравится». После этого обсуждение сворачивалось, и шоу утверждалось единогласно. "
Collapse )