uehlsh64 (uehlsh) wrote,
uehlsh64
uehlsh

Categories:

Роль Смысла в жизни человека. Актуальный пример.

О важности Смысла для жизни Человека лучше всего объяснил В.Франкл в своих книгах ( «Скажи жизни Да: Психолог в концлагере», «Человек в поисках смысла». Коротко можно ознакомится здесь )

Суть выводов Франкла: Смысл жизни для человека витален. Только Смысл позволяет человеку жить и оставаться человеком даже в тяжелейщих условиях.  ( Франкл прошел через концлагеря и стал выдающимся психотерапевтом. Им двигал Смысл написать книгу о своем научном опыте в концлагере и рассказать о нем людям )

Один из таких примеров  широко известен по роману Б. Полевого «Повесть о настоящем человеке». Это герой советского союза Алексей Петрович Маре́сьев.

Вкратце "для тех, кто в танке": "Из-за тяжёлого ранения во время Великой Отечественной войны ему были ампутированы обе ноги. Однако, несмотря на инвалидность, лётчик вернулся в небо и летал с протезами. Всего за время войны совершил 86 боевых вылетов, сбил 11 самолётов врага: четыре — до ранения и семь — после."

Недавно мне попалась история человека, которая  еще более выпукло подтверждает выводы Франкла.
Из статьи В.Лямкина  "ОЧЕРК О НАСТОЯЩЕМ ФУТБОЛИСТЕ":


Владимир Иванович Скориченко. Мастер спорта СССР (1968 г.). Родился 11 мая 1943 года. Легендарный защитник барнаульских «Темпа» и «Динамо». Футболом начал заниматься у барнаульского тренера Владимира Васильевича Жучкова. С 1962 года стал играть в команде мастеров класса «Б» - «Темпе». С 1963 года в новосибирском СКА (первая лига), с 1965 по 1968 гг. - вновь в «Темпе», а с 1969 по 1975 гг. - в барнаульском «Динамо». Играл за сборную РСФСР (1967 г.). Входил в число 11-ти лучших футболистов РСФСР по итогам 1967 года. Чемпион зональных соревнований 1974 года. Участник нескольких международных матчей. В «большом» футболе за барнаульские «Темп» и «Динамо» отыграл 12 лет, на его счету 376 матчей и 18 голов. Работал тренером барнаульского «Динамо» (1976-1979 гг.). В последние годы жизни преподавал физкультуру в школе N 55. Умер 10 марта 2000  года.

Если применить к его игре какой-нибудь подходящий по смыслу афоризм, то я бы остановился, наверно, на таком: «Красота - в простоте». Но это кажущаяся простота была плодом многолетних ежедневных тренировок, изнурительных, и в то же время приятных для молодого Владимира Скориченко. Он их ждал, как ждет влюбленный предмета своего обожания. Для него встреча с футбольным мячом была главной встречей наступившего дня.


Смотришь на его игру и думаешь: а ведь чтобы он ни делал - все на пользу команде. Простой или сложный мяч к нему летит -обработает его одинаково мягко, как бы уважая любой мяч. Особенно меня поражало, как он останавливал мяч в экстремальных футбольных ситуациях, когда соперник, а то и двое, буквально висят на нем. Тут в пору бы не ошибиться, отыграться в касание, лишь бы мяч для своей команды сохранить, а он этот мяч останавливает в этой толпе, да еще кому-нибудь между ног его засунет, сорвав аплодисменты трибун. Бывали и такие матчи, что только мяч попадал к Скориченко, так сразу же и аплодисменты!

Думаешь, ведь ничего еще не сделал, только мяч принял, а уже овация! Это называется - любовь зрителей, а ее просто так не заслужишь. Помогала она ему, эта любовь, силы дополнительные давала.
 И вот он уже из обороны своей бежит вперед к чужим воротам, чтобы помочь числом в атаке. Шаг широкий, движения с мячом размашистые. Так бежит лось сквозь валежник...

В атаке Скориченко был очень опасен, так как хорошо знал психологию защитника, прекрасно играл головой, имел мощный удар с правой ноги. Бывало, что и забивал важнейшие мячи. Как, например, венгерскому «Диошдьеру» из Мишкольца, игравшему тогда в первой лиге своего национального чемпионата (где-то на 7-9 местах он был).

Хорошо помню этот матч погожим осенним вечером 1970 года. Техничные венгры ведут в счете - 2:0. Капитан «Динамо» Владимир Скориченко, игравший в обороне, пытается завести партнеров, беря игру на себя. В первом тайме дважды мяч попадает в штанги ворот «Диошдьера», во втором тайме трижды опасно бьет по воротам сам Скориченко. Вратарь венгров вьется ужом, отражая сложнейшие мячи. И вскоре Валерий Белозерский, замыкает фланговый прострел - 1:2. Но на этом, казалось бы, все и закончится. Уже включили на стадионе освещение, а гола все нет. И вдруг «Скорый», как его любовно звали болельщики, метров с 35-ти, как выстрелил со своей «любимой» правой! Мяч влетел по диагонали в левый угол ворот перед Восточной трибуной прямо в «девятку»! Чудо - гол! А после игры, закончившейся со счетом - 2:2, венгерский тренер Имре Матес сказал, что был поражен увиденным вдали от футбольных центров. Потряс его и русский капитан, предложивший соперникам бешеный темп своей команды.

В обороне Скориченко был надежен, основателен, и большинство контратак начиналось именно через него. В борьбе за мяч он не был груб, так как прекрасно читал игру и успевал сыграть на опережение. Игре он отдавался весь без остатка. Подростком я любил стоять рядом с выходом на поле, меня притягивал этот зеленый прямоугольник своей энергетикой. И когда игра заканчивалась и футболисты не спеша покидали это поле, то я близко видел «Скорого», который все еще продолжал что-то говорить о уже закончившейся игре, видел его насквозь промокшие от пота майку и трусы. Он все еще был в игре... Из чего же были сделаны такие люди, как Скориченко?

Родился Володя в середине войны, в Славгороде. Рос без отца. В 1947 году мать переехала с ним в нагорную часть Барнаула, к своей родне. Детство прошло на пустырях, где с утра до вечера нагорная ребятня самозабвенно гоняла мяч. Зимой Володька пропадал на «Спартаке», где была настоящая хоккейная площадка, помогал взрослым хоккеистам чистить снег, тягал ночью шланги, чтобы к утру был качественный лед. Фомичев тогда был тренером хоккейного «Спартака», он и приметил упорного и смышленого 11-летнего парнишку. Посоветовал заниматься спортом организованно, в команде. Тогда детских команд не было и пацаны все сплошь были увлечены «диким» футболом. Летом вся нагорная шпана отиралась на «Динамо», где много было народу, «тырила по карманам», но Володьке это не нравилось, он любил смотреть футбол.

 А вскоре, когда была организована на стадионе группа подготовки, то он стал заниматься в юношеской команде у Владимира Васильевича Жучкова. Васильич, хотя и не был классным футболистом, но педагогом был отменным, человеком справедливым и душевным. Эти качества он и передавал свои воспитанникам, учил и футбольным азам. Жучков был для Скориченко вторым отцом и заложил в него основу, как футбольную, так и человече-скую. Из того первого набора, в которой Скориченко записался вместе со своими уличными друзьями, в «Темп» взяли его первым. В 19 лет он становится игроком основного состава, команды, гремевшей на всю Сибирь и Дальний Восток. 1962 год - это год, когда барнаульская команда должна была впервые выиграть зону и бороться в Краснодаре в финальной пульке лучших команд класса «Б» за право играть в классе «А». Но армейцы Новосибирска призывают в армию вратаря «Темпа» Бориса Караваева и пять раз пытаются забрать к себе Скориченко, но краевые власти отстаивают его до следующего года. Однако «Темп» без классного вратаря вместо первого места занимает только пятое. Владимир же в том сезоне 1962 года сыграл в 29 матчах, забив три гола, что считалось очень удачным дебютом. Правый полузащитник Скориченко становится желанной добычей армейцев Новосибирска, вышедших во вторую группу класса «А» (по нынешним меркам - в первую лигу). Конечно, такого яркого дебюта могло и не получиться, не будь рядом игроков опытных и доброжелательных, как Борис Брыкин, Анатолий Федулов, Александр Сидоров - будущих мастеров спорта СССР. Да и всегда грамотный подсказ из ворот своего друга - Бориса Караваева тоже многое значил. В 1963 году Скориченко все же забирают в армию, и он играет в новосибирском СКА несколько матчей.

Володю в СКА приняли как родного. Тогда в команде была большая барнаульская диаспора: Караваев, Золотухин, Акузин, Родников... Для футбольного Барнаула попасть в класс «А» было верхом мечтаний, а молодой Скориченко, отыграв только один год в классе «Б», попал туда сразу.

Все складывалось, как нельзя лучше, но беда пришла оттуда, откуда ее Володя не ждал: простое мальчишество, которое чуть не сгубило всю его жизнь. Зимой 1964 года новосибирцы были на сборах в Самарканде. Как-то по пути в столовую Володя решил перемахнуть ров, который вырыли строители для укладки труб. Расстояние-то пустячное было, с метр...

 А шел дождь со снегом, и Володя поскользнулся, улетев в эту траншею. А когда подтянулся за край рва и выпрыгнул оттуда, то очень сильно ударился спиной об асфальтовую кромку. Да так, что в глазах потемнело и холодный пот прошиб.

После этого у него ноги слабеть стали и становились после тренировки ватными. А когда бил по мячу, в позвоночник так стреляло, что губы до крови кусал.
 С месяц еще потренировался, даже гол в матче на Кубок СССР бакинскому «Нефтянику» забил, а потом так скрутило, что уже и наклониться не мог. Тренером команды тогда был заслуженный мастер спорта Алексей Гринин, он и отправил Володю в гарнизонную поликлинику, где армейские «коновалы» определили остеохондроз и назначили физиопроцедуры. Естественно, что не помогло. Его положили в госпиталь и пункцию спинного мозга взяли, снимок сделали. Тогда только и определили, что у Скориченко выпадение межпозвоночного диска и началась уже атрофия ноги. Это в 21 год!

Операцию сделали в Новосибирском институте ортопедии у знаменитого хирурга профессора Цивьяна. Об этом времени у Владимира остались шрам и отвращение к белым простыням. Четыре месяца в гипсе, в одной и той же неудобной позе, привели к тому, что мышцы ног одрябли и напоминали бледный студень. Ему запрещали двигаться, можно было только лежать все эти четыре месяца и только слушать звуки футбольного марша из открытого окна и гул трибун: стадион «Спартак» был совсем рядом. Хотелось выть волком и рвать зубами эти белые простыни, прошибали слезы, посещали самые неприятные мысли. Но наступал день следующий и вновь хотелось быть здоровым, вновь хотелось жить.
 И тогда Владимир решил сам заняться собой, несмотря на все запреты врачей, он часами массировал себе ноги, хотя и не знал как это правильно делать. Сам самостоятельно учился ходить, рассчитывал только на себя.


Естественно, что из армии комиссовали, вообще сняли с воинского учета.
 В Барнаул вернулся, дали вторую группу инвалидности, сказали, чтобы с год ничем не занимался, никакой работой, и больше трех килограммов не поднимал. Все - «живой труп»...
 Но без футбола Владимир Скориченко жить не мог. И сразу же, в декабре 1964 года, он пришел к тренеру «Темпа» Василию Сергеевичу Фомичеву проситься в команду, чем немало того ошарашил. Мне об этом сам Фомичев рассказывал...

...Василий Сергеевич и говорит: «Володя, команда два года подряд в чемпионах ходит, а ты на инвалидности. Как же я тебя возьму, если ты только ходить вновь научился? А случись что? Меня же посадят!» «Я прошу вас, возьмите. Я докажу, что нужен!» - умоляюще сказал Скориченко.

Много в жизни повидал Сергеич, но этот крик души, изорванной и страдающей, так поразили его своей преданностью футболу и чистотой, что он сдался: «Ладно! Пиши расписку, что в случае чего - винить будешь только себя». На том и порешили.

«Не сможет, сам затем поймет, куда ввязался», - думал Фомичев. «Я все выдержу, я все смогу, только не прогоняйте», - думал Скориченко. Душа его пела, сердце радостно стучало: «Темп», «Темп», футбол, футбол!»

В профкоме завода «Трансмаш» ему дали путевку в барнаульский санаторий. На месяц, чтобы подлечиться и отдохнуть. После Нового 1965 года начинались тренировки в «Темпе». И Владимир начал в этом лесу бегать на лыжах, километров по двадцать ежедневно. Гантели и эспандер из рук не выпускал - все через боль. Кстати, всю команду заинтересовал этим эспандером. Сначала большинство ребят не могли ни разу растянуть его, а затем втянулись... А в январе со всеми на равных начал тренировки. «Группы здоровья» у Фомичева никогда не было. У этого тренера на тренировках «пахали» все: и «старики», и «молодые», и «инвалиды» (игроки после травм). Скориченко выдюжил и занял в команде третье место по силовой подготовке! В Кисловодске на сборах ноги страшно ныли, но и это вытерпел Владимир и заслуженно, по своей игре, попал в основной состав. В том 1965 году он отыграл без замен 37 матчей и забил два гола, а его команда наконец-то вышла в класс «А»!


Чего-чего, а работать «Скорый» был приучен с детства. Нелегкая ему выпала судьба. Отцовской ласки не знал, мать умерла рано, когда он учился в десятом классе, и в доме иждивенцев было втрое больше, чем работников. Хлебнул он щей пустых...

Перед армией, в 1962 году ему прощали первые ошибки, его ценили за перспективность, самоотверженность, за желание поспеть всюду. В 1965 году его уже ценили и прощали ошибки за его спортивное мужество, за стойкость характера, за неукротимый дух победителя, за умение пересилить себя. В газетах писали о его роли на футбольном поле.

В 1966 году, дебютируя в классе «А», барнаульский «Темп» произвел оглушительную сенсацию, долгое время (до октября) занимая второе-четвертое места. И в этом тоже была большая заслуга полузащитника Скориченко. В 1967 году он по рекомендации знаменитого в прошлом вратаря московского «Спартака» Анатолия Акимова, работавшего тогда в Спорткомитете РСФСР, был зачислен в сборную республики.  Проявил себя с наилучшей стороны в международных матчах со сборными Туниса и Марокко, румынскими командами, стал капитаном сборной РСФСР, вошел в число «11 лучших» футболистов РСФСР. В том же году у Владимира родился горячо любимый сын - Вадим (который играл в юношеской команде «Динамо», а затем, окончив медицинский институт, стал работать по специальности). По итогам того сезона Скориченко было присвоено звание мастера спорта СССР. Возможен ли был феномен Владимира Скориченко без его твердого мужского характера и сумасшедшей воли? Ответ один - никогда. Бывало, что на поле Скориченко и ошибался, но надо было видеть, как он старался исправить эту ошибку. Он буквально, высунув язык, гнался за противником до тех пор, пока не останавливал его. Он был рыцарем кожаного мяча, и даже, получив где-то по «лапам», быстро вставал с земли и продолжал борьбу.  Другой бы стал искать момента, чтобы «вернуть» обидчику «должок», «поймать» его вдали от своих ворот и «оторвать» пол-ноги... Нет, это было не для «Скорого».

Он играл за счет футбольного разума. Кстати, у него и по жизни разум был на первом месте. Он не был великим оратором, не обладал витиеватой речью и, казалось, говорил очень просто, но настолько емко и доходчиво, что его все слушали с интересом. Он был эрудированным человеком, много читал и в педагогическом институте учился успешно, без «хвостов». Другие футболисты, бывало, что и по восемь лет учились, все некогда им было, а Владимир Иванович ничего не откладывал на завтра, и институт окончил в срок.

И в семье-то у него был полный порядок. Он был режимным игроком и после игры или тренировки шел обязательно домой. В этом плане проблем не было, как не было их и в работе. Его характеризует такой эпизод. Однажды, в 1967 году в Уфе, играя за дубль, получил травму молодой Виктор Волынкин, который и рассказал мне следующее: «Ступня распухла так, что я ходил и хромал. А в предыдущем матче не только я получил травму, но и Володя Скориченко (играя за основу): перелом лодыжки. Ну я и не пошел на зарядку, а «Скорый» встал в шеренгу на костылях! И что мне говорить Фомичеву, что я не готов играть? Конечно, я сделал все, чтобы выйти на игру за дубль...»

После того перелома лодыжки Скориченко пропустил девять матчей (с 22 июня по 12 августа), но поразительно быстро восстановился и на домашнюю игру с новосибирцами был в полном порядке. Удивителен и тот факт, что именно после перелома он играл за сборную РСФСР в Ленинграде против сборной Туниса и в Сочи со сборной Морокко, а в конце сезона уехал со сборной РСФСР в Румынию (две победы и две ничьи).

Футбольная судьба Скориченко в своем роде уникальна: история советского футбола (а тем более и российского) не знала такого случая, чтобы после перелома позвоночника, а затем и ноги, футболист бы вошел в состав сборной своей республики, был признан одним из лучших игроков и стал мастером спорта СССР!

В долгой футбольной карьере Владимира Скориченко случалось всякое: и светлые, и черные полосы. Его имя - в одном ряду с Борисом Брыкиным, Анатолием Федуловым, Валерием Белозерским, Борисом Долговым, Сергеем Окуневым и Владимиром Кобзевым, яркими игроками, завоевавшими алтайскому футболу почет и уважение. Талант педагога в нем был, видимо, изначально. Он никогда не орал на партнеров, одинаково уважительно относился к любому игроку своей команды, будь то поигравший или совсем молодой. Всегда говорил: «Заслужить еще надо, чтобы в нашей команде играть!» Все молодые игроки того времени вспоминают, с какой доброжелательностью он и Виктор Садовников давали им полезные советы. Не случайно, что и Скориченко, и Садовников стали тренерами команды мастеров. Скориченко не считал для себя зазорным где-то показать свое техническое мастерство и пацанам. Даже в своем дворе за ним всегда ходила ватага мальчишек. А как он жонглировал мячом! Мальчишки с замиранием сердца следили за его движениями.

Как можно забыть, как в одном из матчей он пронесся по флангу, жонглируя мячом головой. После увиденного у нас во дворе серьезно этим «заболели». Жонглировали головой, как сумасшедшие, часами. Шестьсот-семьсот раз подряд был не предел, а уж ногами -хоть сколько! Вот что значит кумир!

Глядя на него ощущение было одним - восхищение! Рослый, красивый, без игровых недостатков, мастер спорта СССР(!), капитан «Динамо» и сборной РСФСР(!) рыцарь без страха и упрека, кумир болельщиков...

Никто и не удивился, что после игровой карьеры ему предложили в «Динамо» место второго тренера, а через год и главного. Кому, как не ему, еще было занимать это место. Кто был заслуженнее его в тот период времени?

Конец 70-х годов - это вершина творческого успеха Скориченко. Сейчас просто в голове не укладывается, как Владимир Иванович мог разглядеть в юношеской динамовской команде во втором вратаре Владимире Кобзеве будущего голеадора не только нашего «Динамо», но и бери выше - московского «Торпедо»? Как в команде алтайского сельхозинститута он в центральном защитнике, славгородском угловатом пареньке разглядит будущего грозного форварда «Динамо» Владимира Финка, который затем будет лучшим бомбардиром одесского «Черноморца»?

Скориченко дал дорогу в большой футбол будущему рекордсмену по количеству проведенных матчей в волгоградском «Роторе» Валерию Чупину. Бийчанам - Сергею и Владимиру Городенцевым, Виктору Артемову, Сергею Пыжову, Валерию Фомину, которые без протекции Скориченко вряд ли попали бы в «Динамо».

А сколько работал Владимир Иванович с молодыми ребятами, с будущими мастерами спорта СССР Владимиром Грынгазовым, Михаилом Путинцевым и Александром Дорофеевым! Именно при нем они раскрылись по-настоящему. Это он увидел в молодых талантах - Борисе Расчитаеве, Игоре Пышнограе, Анатолие Бабенко, Роберте Кретере, Владимире Бокове, Викторе Каланчине, Сергее Квасове, Дмитрие Свите, Викторе Сердюкове, Александре Троянове потенциал для «Динамо». Многие из этих ребят в начале 80-х годов стали чемпионами зональных соревнований. Для становления чемпионского «Динамо» он сделал очень многое. И по словам всех футболистов того периода времени, Владимир Скориченко заложил фундамент будущих побед «Динамо» 80-х годов.
 И когда его сменил на посту главного тренера Василий Сергеевич Фомичев, то каких-либо серьезных изменений в составе команды не произошло. Да, Фомичев вернул в команду вратаря Виктора Силаева и защитника Юрия Ефимова, взял форварда Валерия Афонина. Но это все, кто влились в состав команды с начала 80-го.

Причин отставки Скориченко было несколько. Самая главная -Владимиру Ивановичу не удалось за два с половиной года дать командой высокий результат. Но не надо забывать, что в 1977 году был введен возрастной ценз и половине команды старше 25-ти лет пришлось перейти в рубцовское «Торпедо». Причем в 1977-1979 годах наше «Динамо» играло в одной зоне с казахскими командами, со всеми их «делами».
В 1979 году динамовцы заняли в общем-то и неплохое, седьмое место, а рубцовские торпедовцы - шестое... Это краевое начальство перенести не смогло.
 И Скориченко вызвали на «ковер». Обвинили его во всех «грехах» команды...

Надо сказать, что во все времена футболисты от случая к случаю «посиделки» с пивом, а то и с водкой, устраивали. Понятно, что не тренеры были инициаторами, но такие случаи были. Просто в команде Владимира Ивановича «проколов» было больше. Это эпизодически доходило до руководства УВД, которое ставило «на вид» главному тренеру. И по совокупности причин Скориченко сместили, а вместо него поставили Фомичева. Тот естественно «краник перекрыл» и такой безнаказанности, как при Скориченко уже не было. Наступили «суровые будни».

Владимиру Ивановичу предложили место старшего тренера группы подготовки «Динамо», где он смог отработать только год... Видимо, у него произошел психологический надлом. И не успехи «Динамо» были причиной его апатии в работе. Нет, он им радовался вместе со всеми. Причина была в другом. Он осознавал, что ему не хватило немного времени и удачи, чтобы практически тем же составом выиграть эту сибирскую зону. Ему казалось, что его отстранили от главной команды незаслуженно. Осталась обида, и он уволился из «Динамо». Это было главной ошибкой его жизни. Все-таки в «Динамо» нужно было всегда соответствовать должности тренера-преподавателя, быть примером для воспитанников. В «Динамо» вольностей не позволяли. Тем более в начале 80-х годов.

Василий Сергеевич Фомичев говорил, что тренер и существует для того, чтобы его снимать с должности». Его и самого снимали с главных три раза!
 А ведь он считался неприкасаемым! Великим! Скориченко бы работать и работать с пацанами в «Динамо», а затем, может быть, его бы и восстановили в должности через несколько лет. Однако он выбрал другой путь...

Перейдя в общество «Локомотив», он еще какое-то время работал заинтересованно. Его юношеская команда взяла Кубок города. Он подрабатывал в железнодорожном училище, а я в это же время тренировал команду в ГПТУ-12. Эти две команды в начале 80-х годов были главными соперниками в городе среди училищ. Поэтому с Владимиром Ивановичем я беседовал довольно часто.

Встречался с ним и на краевых соревнованиях «Кожаного мяча», куда он поначалу ездил главным судьей. Хорошо помню, как по его инициативе в 1982 году в Змеиногорске были собраны на стадионе ребята из всех команд. И Владимир Иванович рассказывал часа полтора о своей футбольной жизни. Надо было видеть, как слушали его ребята!

К сожалению, перейдя в школу N 55 работать учителем физкультуры, он оказался предоставленным самому себе. По инерции он еще пытался вести школьную футбольную секцию, но по всему было видно, что это было ему уже не по душе. Не его это был уровень. Он начал прикладываться к рюмке. Через несколько лет появились симптомы болезни.

Все было у Владимира Ивановича: и сила, и воля, а вот силы воли в отношении водки у него не было. В последние годы он уже мало напоминал того волевого Скориченко образца 1964-1965 годов. Водка угробила этого настоящего футболиста навсегда.

Помните фильм «Москва слезам не верит» и погибающего на глазах чудесного парня, бывшего хоккеиста, Сергея Гурина? Который всем был друг, с которыми все хотели посидеть, послушать. А послушать было что. Только вот друзья каждый день менялись, но не менялась сервировка стола, и никуда не уходил рассказчик. В итоге этот известный спортсмен, обладавший великолепными человеческими качествами, теряет не только себя, но и семью. Все как у Скориченко...

В последний год жизни у Владимира Ивановича иммунная система была настолько истощена, что она не могла побороть уже никакую болезнь. Его друзья - Станислав Францевич Каминский и Виктор Михайлович Волынкин застали его в плачевном состоянии, уже началась гангрена ноги. Врачам удалось спасти ему ногу, но от заражения крови (сепсиса) уже спастись было нельзя. Так погиб настоящий футболист. Но осталась о нем добрая память, много фотографий, где он с капитанской повязкой ведет нашу команду к победе.


П.С. оно же мое личное мнение.
Автор статьи банально сводит проблему Скориченко к водке. А у человека пропал Смысл. Когда у него был Смысл, то была и воля, что Скориченко доказал. Сергей Гурин – это  некорректная аналогия, приведенная автором статьи.

П.С.2.
Интересно о роли Смысла в жизни советского человека (видео)  тут

Tags: Скориченко, Футбол, метафизика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments