uehlsh64 (uehlsh) wrote,
uehlsh64
uehlsh

Categories:

Колонны фашистского интернационала. "Железная гвардия" Зелинского ( Кодряну ).

Чирила Чиунту, румынский эмигрант, который прорабо­тал более тридцати лет на сталелитейных заводах в Канаде. Постоянный прихожанин румынской православной церкви, Чиунту, уйдя от дел, проводит остаток своих дней в высотном жилом доме в городе Виндзоре (Канада).

В США, Канаде, Южной Америке и Западной Европе се­годня действует тайная сеть групп легиона Михаила арханге­ла. В легион, также называемый Железной гвардией, входят румынские эмигранты и их потомки. Называя себя легионерами или гвардейцами, они регулярно устраивают сборища, под­держивая связь между собой через расположенные в этих ре­гионах румынские приходы православной церкви. Но леги­он - это не общество и не религиозная организация. Это, прежде всего, легион смерти.

Из Мадрида, из усиленно охраняемого здания, легионом управляет старый человек с унылыми глазами, которого зо­вут Хория Сима. Чиунту являлся его главным помощником в Северной Америке.

Будучи представителем легионеров Виндзора, где больше всего сконцентрировано румынских эмигрантов, Чиунту явля­ется очень влиятельной фигурой в Железной гвардии, что так­же объясняет и его сильные позиции во Всемирной антиком­мунистической лиге. В 1981 году он входил в состав румын­ской делегации на 14«ю ежегодную конференцию лиги, кото­рая состоялась на Тайване. Чиунту также присутствовал на конференциях лиги в Вашингтоне и Люксембурге и только из-за болезни не приехал на конференцию в Сан-Диего в 1984 году.

Другие, очевидно, постарались бы скрыть свое членство в печально известной организации, но только не Чиунту. Дет­ройтский репортер, встречавшийся с ним в 1980 году, так описывает его дом:

"Стены маленькой квартиры увешаны флагами и тканы­ми полотнищами. Национальный флаг старой Румынии, сочетающий красный, желтый и голубой цвета, висит над телеви­зором. В центре флага вышиты три горизонтальные и три вер­тикальные пересекающиеся линии - символ Железной гвар­дии. Тем же символом украшены обои и маленькие вышитые салфетки. Повсюду книги, на многих переплетах которых крест Железной гвардии. Зеленая военная рубашка свисает со спинки стула".

Чиунту очень гордится своим положением в легионе и бо­лезненно воспринимает критику в его адрес. „Большинство рассказов о легионе, с некоторыми исключениями, это полное искажение правды и событий, - писал он одному из авторов в 1985 году. - Те, кто писали о движении, не смогли набраться храбрости и объективно восстановить истину. Они постоянно обманывали английский и американский народы".

Деятельность легиона по-прежнему строится на покло­нении Корнелию Кодряну, который в 1927 году буквально вырвался из неизвестности на белом коне, сжимая револь­вер в одной руке и крест в другой. Он был „капитанулом" (главой) легиона Михаила архангела и посвятил себя „очище­нию Румынии от евреев, иностранцев и масонов". „Прежде чем встать у руля государства, мы должны создать новую Румынию, без пороков и недостатков" - так говорил Код­ряну.

Кодряну, красивый мужчина и красноречивый оратор, призывал представителей авторитарного национализма осуще­ствить духовное возрождение и очищение, и его последовате­ли, а среди них и Чирила Чиунту, впадали в жуткий мисти­цизм от его фашистского католицизма. Одетые в зеленые ру­башки с серебряными крестами, легионеры давали кровавые обеты своим товарищам и своему „капитанулу". Каждый клялся отомстить за смерть члена легиона любыми средства­ми, включая и убийство.

С улыбкой на устах мы смерти смотрели в лицо, по­скольку мы - команда смерти, которая победит или умрет".

Одним из тех, кто подвергся гневу „команды смерти", был лидер легиона Михаил Стелеску. Он разочаровался в Код­ряну и отошел от него. Избранным по жребию десяти легио­нерам была оказана честь „усмирить" Стелеску. В июле 1936 года он был схвачен, когда находился на излечении в Буха­рестском госпитале. В него всадили 120 пуль, потом тело раз­рубили топором. Согласно официальным данным, убийцы тан­цевали вокруг того, что было когда-то Стелеску, молились, целовали друг друга и кричали от радости.

Когда в 1938 году Кодряну был убит по приказу короля Кароля за свои темные дела, руководить легионом стали его помощники, спасшиеся бегством в нацистскую Германию. Среди них были Хория Сима и Виорел Трифа (руководитель молодежного крыла легиона). Позже, будучи архиепископом в Соединенных Штатах, Трифа много сделал для возрождения легиона в Латинской Америке.

Те, кто остался в Румынии, включая и молодого Чирилу Чиунту, ушли в подполье и затаились. Они организовали сек­ретные ячейки, или „гнезда". В состав каждой ячейки входи­ло тринадцать человек, которые платили денежные взносы, необходимые для распространения „веры". По словам одного из легионеров, ныне проживающего в США, полученные от ячеек деньги расходовались исключительно в целях борьбы.

В подполье все помнили кровавую клятву — отомстить за Кодряну, и спустя десять месяцев это было сделано. Когда ли­музин премьер-министра Румынии выехал на центральную площадь Бухареста, он был изрешечен из автоматов боевой группой легиона.

Немцы использовали легионеров в качестве козырной карты для контроля над Румынией. В мае 1940 года нацисты навязали перемирие между королем Каролем и находивши­мися в эмиграции легионерами.

В сентябре 1940 года Кароль отрекся от престола и, пре­следуемый легионерами, стремительно кинулся к границе, помня о намерении Железной гвардии убить его. Ему удалось ускользнуть, но большинство из его свиты были схвачены и брошены в тюрьму.

Правительство Румынии находилось теперь в руках двух человек: лидера Железной гвардии Хории Симы (который вернулся из Германии вместе с Трифой) и генерала Иона Ан-тонеску. Этот альянс был не из простых, поскольку оба лиде­ра боролись за покровительство нацистов. Представители Же­лезной гвардии получили ключевые государственные должно­сти, комиссары гвардии должны были следить за „румынизацией" страны. - освобождением от евреев промышленности и торговли. Двадцатишестилетний Виорел Трифа, обвинявший евреев во всех бедах, был назначен президентом Национально­го союза румынских студентов-христиан. По мере того как легион Михаила архангела завоевывал позиции в государ­ственном аппарате, начал вырисовываться его план полного захвата власти. Этот план был претворен в жизнь Железной гвардией с большими человеческими жертвами.

В двадцать три часа сорок пять минут 26 ноября 1940 го­да группа легионеров ворвалась в тюрьму, где были заключе­ны министры правительства короля Кароля. Они выволокли этих людей (всего 64 человека) из камер и с криком: „За Железную гвардию!" - изрубили их топорами, кирками и ло­патами. Эта бойня послужила сигналом: последователи легио­на Михаила архангела ответили на этот призыв. В течение трех последующих дней были зверски замучены многочисленные жертвы по всей Румынии. Типичным был случай с Николае йоргой, выдающимся румынским историком и бывшим премьер-министром. В ночь на 27 ноября группа легионеров совершила налет на его дом. Они вырвали длинную седую бо­роду Йорги, кастрировали его, прежде чем забить до смерти.

Ноябрьская резня не привела к восстанию, как этого мно­гие ожидали, а явилась прелюдией к нему. Решающее событие произошло спустя семь недель, когда во время борьбы за власть между Антонеску и Симой легионеры призвали к дей­ствию. Вечером 20 января Трифа, лидер союза студентов, про­возгласил, „что национал-социализм, проповедуемый старыми закаленными солдатами Германии, нашел место в сердцах ру­мынского народа и восторжествовал благодаря усилиям не­мецкой молодежи. Адольф Гитлер вел грандиозную войну за национал-социализм, что привело к разоблачению иудаизма и борьбе с ним. И даже если бы он, помимо этого, больше ни­чего не совершил, все равно его имя навсегда вошло бы в ис­торию".

21 января 1941 года Железная гвардия вышла на улицы, охотясь за монархически настроенными военнослужащими, единомышленниками Антонеску и особенно евреями. Вскоре после трех часов пополудни триста легионеров, одетых в зеле­ные рубашки с серебряными крестами, с криком „Смерть масонам и евреям!" двинулись по бухарестской улице Вик­тория к префектуре, главному полицейскому управлению го­рода. С ними был и Мирила Чиунту.

Небольшая вооруженная группа ворвалась в префектуру и овладела всем зданием. В течение нескольких минут они ра­зоружили полицейских, ликвидировав тех, кто отказался уча­ствовать в погроме. Они установили пулеметы на балконах четвертого этажа, что позволило держать под прицелом приле­гающие районы. Обезопасив себя таким образом, легионеры начали расправляться со своими жертвами в подвалах префек­туры,

Константин Антонович, прихожанин румынской христиан­ской церкви, уцелел, будучи заключенным в префектуре (сей­час проживает в уединении в США). Противник насилия и ан­тисемитизма, он 21 января призывал народ на улицах Бухаре­ста игнорировать призыв легионеров к убийствам. Его высле­дили, избили и приволокли в префектуру. Антонович нахо­дился в подвале, когда туда вошел Трифа.

Когда они (Трифа и его помощники) подошли к первой камере, я услышал приказ открыть двери. Тотчас раздалось несколько пистолетных выстрелов и крики людей. Я еще не дошел до конца коридора, когда услышал мольбы и пистолет­ные выстрелы из следующей камеры. Мой охранник сказал: „Они убьют всех евреев в этих камерах".

Чиунту также был в префектуре в это время, но сейчас он отрицает участие в событиях. „Я никого не убивал, я никого не видел — только несколько человек, бегущих по улицам. Я не знаю, что произошло в подвалах. Это было большое зда­ние. Я ничего не знаю".

В следующие тридцать шесть часов члены легиона разру­шили восемь синагог, уничтожили еврейское гетто в Бухарес­те и лопатами, топорами, ножами, крючками для подвески мяса убили около четырехсот румын. Часть людей была облита керосином и сожжена.

Американский корреспондент Лейг Уайт сообщал в то время: „Толпа из нескольких сот человек атаковала еврей­ский храм. Они выбивали камнями окна, вышибали двери. Все ритуальные предметы: молитвенники, платки, талмуды, торы, алтарные скамейки и гобелены были вынесены наружу, собраны в кучу, облиты бензином и подожжены. Согнали не­скольких прохожих-евреев и заставили их танцевать вокруг костра. Когда они упали в изнеможении, их облили бензином и заживо сожгли".

Заключенных евреев легионеры отвели на муниципаль­ную бойню. Уайт писал: „Здесь были жестоко спародированы кошерные методы разделки животных. Многих евреев подве­сили на крюки для разделки мяса и перерезали горло. Других заставляли класть головы на разделочные плиты, после чего легионеры обезглавливали их большими ножами".

Свидетелем происходившего был посланник США в Ру­мынии Франклин Мотт Гюнтер. В своем докладе в Вашингтон он писал о „шестидесяти трупах евреев на мясных крюках для туш, со всех содрана кожа. Количество крови под ними свидетельствует о том, что кожу снимали с живых людей".

К 23 января выступление легионеров, не получившее под­держки у немецких нацистов, начало затухать. На улицах сто­лицы и других румынских городов, на бухарестской бойне еще оставались изувеченные тела,жертв легиона. В моргах трупы были до такой степени изрезаны, что напоминали кро­шево из человеческого мяса. На муниципальной бойне свиде­тель видел девочку лет пяти, подвешенную как теленок за но­ги, все тело которой было покрыто запекшейся кровью.

Но резня не привела к концу существования легиона. Ко­мандир войск СС в Румынии Отто фон Болшвинг укрыл ру­ководителей легиона, тайно переправил их в Германию, одев в эсэсовскую форму. Среди бежавших были Хория Сима и Виорел Трифа. Вскоре к ним присоединились и другие. Их по­местили, если можно так выразиться, „под охрану", где они пользовались одинаковыми с немецкими офицерами приви­легиями.

После войны легионеры Михаила архангела исчезли из по­ля зрения, сумели скрыться в хаосе послевоенной Европы. Большинство из тех, кого наступавшие советские войска захватили в Румынии или кого после войны выслали на родину, были казнены новым послевоенным правительством. Некото­рым удалось бежать в Южную Америку. Часть легионеров осталась в лагерях для перемещенных лиц в Западной Европе. После поверхностной проверки и установления „непричастно­сти" (недоказанной) к военным преступлениям и фашист­ским организациям им разрешили эмигрировать в страны, где у них были родственники или покровители. Большое число легионеров выехало в Канаду или Соединенные Штаты, неред­ко при содействии румынской православной церкви.

В мае 1945 года Хория Сима, который несет главную ответственность за резню 1940 и 1941 годов в Румынии, че­рез австрийскую границу удалось улизнуть в западную часть Германии.

В октябре 1945 года мы вышли из убежищ, полагая, что другие легионеры были захвачены со­юзниками и переданы Советам, как это случилось с некоторыми эмигрантами. Но мы обнаружили, что легионеры не только оказались на свободе, но и перегруппировали свои силы, организовали ко­митеты для оказания помощи эмигрантам во всех .оккупированных зонах.

Железная гвардия со стороны союзников гоне­ниям не подвергалась, потому что немцы бросали нас в концентрационные лагеря. Но верно и то, что мы до конца сражались на стороне немцев и сфор­мировали свое правительство в Вене. Однако союз­ники приняли во внимание тот факт, что мы не рас­полагали властью над како^-либо территорией, что мы не участвовали в объявлении войны и не совер­шили каких-либо преступлений против человече­ства".  ( Из интервью с Хория Симой )

Лидер Железной гвардии Хория Сима оказался в конце концов в лагере для перемещенных лиц в Италии, где избежал разоблачения, приняв другую фамилию (Криват). Он бежал из лагеря во Францию. Затем ему удалось уехать в Испанию, где он и остался на жительство.

По словам Симы, побег Чирилы Чиунту был не столь дра­матичен. В конце войны Чиунту работал на ферме в Германии, затем до отплытия в Аргентину печатником во Франции. В Ар­гентине он нашел двух покровителей: доктора, „имевшего хо­рошего друга в канадском посольстве", и священника румын­ской православной церкви в Канаде. При их покровительстве Чиунту эмигрировал в Канаду. Все еще разыскиваемый Румы­нией за военные преступления, он поступил на работу на ста­лелитейный завод и незаметно вошел в эмигрантскую общину в Виндзоре. На этом закончились странствования Чиунты, но не его миссия, поскольку в Северной Америке он воссоеди­нилея с Виорелом Трифой.

Чирила Чиунту, не раз представлявший румынских эмиг­рантов на конференциях Всемирной антикоммунистической лиги, и сейчас остается активным членом Железной гвардии. В своей книге „Разыскивается" Говард Блюм отмечает: „Чиунту сыграл наиболее важную роль в воскрешении Желез­ной гвардии в Америке. В качестве казначея американских легионеров он собирает взносы с отделений Железной гвар­дии в Америке и лично доставляет эти деньги в Испанию Симе.

Что я делаю в Испании? - заявил Чиунту одному из ав­торов. — Покупаю книги, антикоммунистические книги. Мы обнаружили, что евреи являются коммунистами, и пришли к выводу, что повсюду евреи приносят неприятности".

Трифа, призывавший легионеров на войну с евреями во имя национал-социализма, бежал в Италию. До эмиграции в Соединенные Штаты в течение пяти лет он преподавал в мис­сионерском колледже. В 1952 году был назначен на долж­ность епископа румынского православного епископата в Аме­рике. Спустя три года по приглашению вице-президента Ри­чарда Никсона он служил в сенате США. Трифа использовал румынскую православную церковь для того, чтобы не дать заглохнуть движению Железной гвардии в США и Канаде. Со­гласно официальной церковной публикации от 1972 года, „епископат провозгласил в США программу теологической подготовки и набора приходских священников из числа цер­ковнослужителей румынской православной церкви, которые покинули Румынию после второй мировой войны в связи с приходом там к власти коммунистов. Большей части священ­ников, эмигрировавших в Европу или на американский кон­тинент, была предоставлена возможность совершать церков­ную службу под юрисдикцией епископата".

Набранные на эти курсы лица нередко были не священни­ками, а легионерами — убийцами из рядов Железной гвардии. По меньшей мере шестнадцать из сорока шести священников, перечисленных в публикации, были связаны с Железной гвар­дией. В 70-х годах тех, кто в 1941 году сдирал кожу с живых людей, можно было найти за церковными кафедрами в США и Канаде, одетыми в этот раз не в зеленые рубашки железно-гвардейцев, а в рясы священнослужителей. Церкви регулярно проводили службы в память погибших легионеров, алтари ук­рашались флагами легиона, практиковался обмен фашистски­ми приветствиями.

Являясь духовным лидером, Трифа контролировал свою разветвленную фашистскую сеть в Соединенных Штатах. Свой вклад в воскрешение Железной гвардии внесла не только церковь, но и различные правые организации, газеты, периодиче­ские издания.

После многих лет судебного разбирательства, проведенно­го по настоянию доктора Чарльза Кремера, румынского ев­рея, вся семья которого была уничтожена Железной гвардией, Трифа был лишен американского гражданства и в 1984 году выслан в Португалию. Но даже и тогда его „духовные дети" не оставили его.

Ваше Высокопреосвященство! Когда Вы встали во главе нас. Нас было всего несколько человек, но с Вашей по­мощью нас теперь много. Мы были разделены, Вы оставляете нас сплочен­ными. Мы были слабы в нашей вере, Вы вдохнули в нас силу.    Мы не представляли своей генеалогии, теперь мы гордимся своим происхождением".

Политическая деятельность Железной гвардии направля­лась Хориа Симой из Мадрида. Он опубликовал несколько книг, в которых совсем не упоминается о зверствах легионе­ров и на них не возлагается вина за акты организованного на­силия. Не желая замыкаться в своем прошлом,Железная гвар­дия под руководством Симы присоединилась к глобальному антикоммунистическому походу, добилась признания закон­ности своего существования и вступила в члены ряда между­народных организаций, в том числе во Всемирную антиком­мунистическую лигу.

В письме к одному из авторов книги Чирила Чиунту признал несправедливыми утверждения легионеров о том, что они были помещены в так называемые концлагеря. На самом деле им было предоставлено политическое убежище и они ра­ботали на промышленность Германии. „По мнению Гитлера, присутствие легионеров в Германии создавало постоянную уг­розу для правления Антонеску. Таким образом фюрер держал его под постоянным контролем".

Чиунту, один из нескольких тысяч легионеров, сдавшихся властям после неудавшегося мятежа, вначале не разделил сча­стливой судьбы,своих начальников. Хотя легионеры за свои зверства должны были понести наказание, румынское прави­тельство понимало, что немецкие власти не допустят уничто­жения или расформирования легиона, что подтвердилось, ког­да СС помогли лидерам легионеров исчезнуть из Бухареста.

Будучи ограниченным в своих действиях, правительство Антонеску приняло решение наказать лишь наиболее опасных преступников из числа легионеров, но даже и против них бы­ли выдвинуты лишь символические обвинения.

Среди более сотни лиц, привлеченных к ответственности за попытку организовать мятеж, был и Чирила Чиунту. Его признали виновным и осудили на пять лет тюрьмы со ссылкой на три года (с потерей гражданских прав). Это был один из са­мых суровых приговоров, вынесенных военным трибуналом Бухареста, но Чиунту не отбывал наказания. Вот что он рас­сказал репортеру Линде Паулесс из газеты „Виндзор стар". „Нацисты взяли легионеров под свою защиту. Я уехал из Ру­мынии в немецком джипе вместе с двумя офицерами СС, ко­торые доставили меня сначала в Болгарию, а затем в Герма­нию, где румынских фашистов разместили в доме СС". На фо­тографиях того периода они запечатлены загорающими на солнце. Виорел Трифа, будущий архиепископ США, выезжал на воды в Баварию и настойчиво просил лечащего врача, офи­цера СС, прописать ему диету для лечения язвы. Во время этой так называемой ссылки Железная гвардия рьяно добива­лась благосклонности со стороны нацистов. Лидер Железной гвардии Сима писал Гитлеру в 1944 году:

Вы, несомненно, слышали, что министр иностранных дел фон Риббентроп санкционировал создание особых румынских подразделений в составе румынских национальных сил. Наря­ду с этими подразделениями румынская армия будет реорга­низована под моим наблюдением. Я мечтаю, чтобы лучшие из лучших легионеров присоединились к войскам СС, где, я уве­рен, они получили бы не только отличную военную подготов­ку, но, самое главное, им привили бы правильное политическое восприятие мира".

Чиунту был в числе „лучших из лучших". В 1944 году он в составе других легионеров воевал против СССР на восточном фронте. Сима оставался в Германии, ожидая разрешения немецкого командования на возвращение в Румынию, чтобы закончить „дела", начатые легионом в 1941 году.

Но этому не суждено было случиться. В августе 1944 года румынское правительство заключило перемирие с союзника­ми и объявило войну Германии. Немцы ответили массиро­ванным воздушным налетом на Бухарест. Лидеры Железной гвардии были отправлены из Германии в Вену для подготов­ки и последующей заброски в Румынию. Однако через неделю советские войска вступили на территорию Румынии, и остат­кам легионеров пришлось спешно удирать в безопасное мес­то. Хория Сима в Вене сформировал правительство в изгна­нии, так называемое теневое правительство, которое было расформировано только через девять дней после самоубий­ства Гитлера в своем бункере.

Наткнулся на хорошую статью по "Железной гвардии": "
Кодряну родился в 1899 году. Он был сыном происходившего из Буковины румынского националиста, переделавшего свою настоящую фамилию Зелинский на румынский лад в Зеля и прибавившего к ней прозвище «Кодряну». Молодой Кодряну вначале примкнул, как и его отец, к уже упомянутой антисемитско-националистической организации Кузы, которую он, впрочем, покинул в 1926 году, так как она казалась ему недостаточно воинственной и дисциплинированной. В 1927 году он основал вместе с другими студентами «Легион архангела Михаила», позже названный «Железной гвардией».

Необычное для политического движения религиозное наименование, связанное с архангелом Михаилом, не было случайным. В самом деле, крайне националистические, антикоммунистические и прежде всего антисемитские цели этой партии сопровождались элементами туманной мистики, впрочем, никоим образом не стеснявшей ее агрессивность. Именно это подражание определенным религиозным символам и образцам доставило легионерам, часто называвшим себя также «крестоносцами», притягательную силу в глазах сельского населения. Активное ядро «Железной гвардии», состоявшее из студентов, преподавателей и небольшого числа рабочих, проводило интенсивную пропаганду среди крестьян, сближавшую эту партию с русскими народниками. Но в методах борьбы они скорее напоминали анархистов. И в самом деле, жертвами террора «Железной гвардии» стали многие, решавшиеся преградить дорогу легионерам. Эти насильственные действия, почти не преследуемые правосудием, по-видимому, вызывали у многих румын скорее сочувствие, чем отталкивание. Во всяком случае, число сторонников «Железной гвардии» резко возросло...". (с) Тайны "Черной лиги",  братья Андерсон, 1990г


Tags: Кодряну, Стрелков, железная гвардия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments