uehlsh64 (uehlsh) wrote,
uehlsh64
uehlsh

Categories:

Юрий Бялый. Аналитика нефтегазовых войн. ( Отрывок из «Смысл Игры» 82-2 )

Ссылка на отрывок - http://rutube.ru/video/fe236d50a31ea05c74631d24599e36f3/
Ссылка на видео  и полный текст.  http://eot.su/node/18543


Юрий Бялый:
Хочу обсудить, для начала, тему нефти. Ну, это основной наш валютный ресурс, от которого мы очень сильно зависим. Значит, после январского падения цен на нефть до 46-48 долларов за баррель была февральская стабилизация на уровне чуть выше 60 долларов за баррель. В марте цена на нефть марки Brent нашей, которая к нашей Urals привязана по цене, снова начала падать. Значит, вот был минимум январский. Вот февральская «полка» — 60 с небольшим, и вот сейчас это спустилось уже к 55-ти и иногда ниже, иногда выше.
Почему это происходит? Главная причина, видимо, состоит в том, что борьба на глобальном нефтяном рынке, которая идет, ну, если так огрубить, в основном между Соединенными Штатами и Саудовской Аравией, она пошла совсем всерьез. Причем не только на экономическом фронте, в экономическом измерении, но здесь все отчетливее видно измерение политическое.
Что я имею в виду. О чем уже сказал Сергей Ервандович, затронув тему Ближнего Востока, — Соединенные Штаты постепенно, но неуклонно и кардинально меняют свою политику на Ближнем Востоке. У нас на клубах уже обсуждалось, что такое «Большой Ближний Восток», карты перекройки и так далее, но сейчас в этом процессе американском появились новые, очень важные нюансы.
Уже в конце 2014 года были сообщения о том, что Соединенные Штаты намерены пойти на очень серьезные уступки в переговорах по ядерной программе Ирана.
Затем в близких к американской администрации журналах — Wall Street Journal, Washington Post и так далее — появились статьи о том, в борьбе с «Исламским Государством» (страшная угроза!) Иран, увы, необходимый союзник. А также о том, что с союзником Ирана Башаром Асадом, то есть, с Сирией, придется налаживать отношения. Без этого уничтожить «Исламское Государство» не получается. В частности, уже в марте глава ЦРУ и госсекретарь США публично признали, что для борьбы с «Исламским Государством» нужно вовлечь в переговоры лично Башара Асада. В начале марта директор ЦРУ Джонн Бреннан сказал, что, цитирую: «Падение режима Асада лишь усугубит проблему и может открыть радикальным группировкам вроде ИГИЛ дорогу на Дамаск»Maariv», Израиль Источник). А 15 марта госсекретарь Соединенных Штатов Джон Керри заявил в эфире крупнейшего телеканала CBS: «Нам придется, в конце концов, договариваться с Асадом»(Источник).
Это вызвало очень бурное возмущение в двух странах: в Израиле и в Саудовской Аравии. Для этих стран Тегеран главный и неизменный враг, а Дамаск — это опаснейший член создаваемой Ираном так называемой «шиитской дуги», которая идет от Ливана с Хизболлой через Сирию шиитскую, через Ирак шиитский, через Иран и далее к Йемену, где недавно шииты-хауситы фактически снесли государственную власть и захватили власть в большинстве провинций и в столице в свои руки.
В связи с этим возмущением Израиля и Саудовской Аравии в СМИ уже появились сообщения о том, что антииранское и одновременно антиамериканское тактическое союзничество между Саудовской Аравией и Израилем расширяется. То есть оно было давно, но сейчас, подчеркивают, оно расширяется. И, в частности, указывают, что позавчерашняя победа блока «Ликуд» Биньямина Нетаньяху в Израиле на выборах внеочередных парламентских — это, в том числе, заслуга Саудовской Аравии, которая поспособствовала ослаблению антиликудовских партий израильских палестинцев.
И, опять-таки, в СМИ высказываются предположения, что антииранская жесткость республиканской оппозиции Обаме в конгрессе США связана, в том числе, с согласованным лоббизмом из Израиля и Саудовской Аравии.
О чем идет речь? Речь идет о совершенно беспрецедентном, скандальном (в Америке говорят, что никогда в политической истории такого не было) письме группы сорока семи республиканских конгрессменов — не кому-нибудь, а президенту Ирана Рухани. Они написали, предупредили, что любые ядерные соглашения, которые заключит с Ираном нынешняя американская администрация, могут прекратить свое существование в момент ухода Обамы с поста президента. То есть скандал политический невероятный, тем не менее, он произошел. То есть, к экономическому соперничеству между США и саудитами за мировые нефтяные рынки добавилась мощная геостратегическая, геополитическая конфликтность и они вместе сегодня, конечно, очень сильно влияют, в том числе, на дестабилизацию нефтяного рынка.
В связи с этим приведу, процитирую два знаковых высказывания. Первое — это 9 марта глава Организации стран экспортеров нефти Абдалла аль-Бадри в выступлении на открытии международной конференции по нефти и газу, он заявил, что действия ОПЕК по регулированию поставок нефти на мировой рынок нанесли серьезный урон индустрии добычи сланцевой нефти в США. Я подчеркну, что ранее ОПЕК все время говорила в терминах рыночных спроса и предложения, только об этом, во влиянии на нефтяные цены. То есть, сейчас впервые глава ОПЕК официально заявил о том, что конкуренция между картелем и американскими сланцевыми компаниями предельно жесткая. Это публично было заявлено. То есть это уже никакой не рынок, не рыночная экономика.
А сразу после этого началось новое резкое снижение нефтяных цен (вот то, что было на рисунке). И советник министра нефти Саудовской Аравии Ибрагим аль-Муханна заявил, опять цитирую: «Обвал биржевых котировок нефти вызван не изменением спроса и предложения, а скоординированными действиями спекулянтов» (Источник). То есть, Муханна прямо переводит стрелки этого снижения на главного нефтяного спекулянта — финансовый сектор Соединенных Штатов.
Так что же идет за процесс на глобальном нефтяном рынке? С одной стороны, большинство производителей, в том числе в Соединенных Штатах, не выдерживают длинный срок низких цен. Но при этом уровень производства нефти, добычи нефти в Штатах не сокращается, а даже чуть-чуть подрастает. Что это за парадокс?
Во-первых, компании должны закрыть без крупных убытков малорентабельные проекты и не разориться из-за накопленных долгов. И они из своих рентабельных скважин качают по-максимуму, пока скважины обеспечивают приемлемую нефтеотдачу. В результате внутренние цены на нефть в Штатах падают ещё быстрее, чем основные мировые сорта. И, соответственно, растут невостребованные нефтяные запасы. Уже девать некуда, грузить некуда, заливать некуда. А цены на мировом рынке на нефть Brent, действительно существенно, примерно на 10 долларов за баррель, выше, чем на американскую смесь WTI. И американские производители начинают мечтать свой избыток нефти поскорее продать на мировом рынке.
Но загвоздка в том, что на американский экспорт нефти уже сорок лет, со времен Великого нефтяного кризиса ближневосточного, наложен законодательный запрет. Они не могут экспортировать. И 13 марта главы ряда крупных нефтедобывающих компаний Соединенных Штатов официально обратились к администрации Обамы и Конгрессу с просьбой разморозить экспорт, отменить этот запрет экспортный. Но это, конечно, дело долгое и спорное. И неоднозначное по результатам.
Что будет значить выхлест на мировой рынок новых крупных запасов нефти? Это обязательно дополнительно снизит цену и поставит тех же американских нефтяников в ещё более тяжёлую кредитно-долговую ситуацию. Но им-то спасаться от дефолтов нужно сейчас, сегодня. А о будущем им думать некогда. Как-нибудь потом. Как эта классическая героиня американского фильма: «Об этом я успею подумать завтра». Вот на завтра они рассчитывают. А сейчас им нужно поскорее продать то, что они добывают, расплатиться с долгами. Иначе катастрофа. Иначе всё — прекращают добычу компании. А таких компаний уже несколько десятков, в том числе, довольно крупных. Которые уже заявили о том, что они всё, банкроты, и распродают своё имущество. Обратились с исками о защите от кредиторов в Комитет по банкротству и так далее.
Думать, тем не менее, им об этом нужно, о будущем. По последним данным агентства Bloomberg нефтедобывающие компании Северной Америки уменьшили бюджеты на 2015 год суммарно на 50 миллиардов долларов. При этом 66 крупнейших нефтепроизводителей в среднем снизили запланированный объем затрат на этот год, на 2015-й, на 30 процентов. А что это для будущего значит? Ясно, что у большинства нефтяных компаний очень худо с запасами, они не возобновляются. Вот только что вышли данные исследовательской компании IHS, которая сообщает, что количество открытых новых месторождений нефти и газа в мире упало до самого низкого уровня за двадцать лет. За 2014 год удалось обнаружить всего 16 миллиардов баррелей нефтяного эквивалента. Причём, это уже четвёртый год, когда в мире ежегодно падают объёмы новых разведанных нефти и газа. Но при этом расходы на рост запасов и добычу быстро, именно в нефтегазовом секторе, растут.
Вот видите (указывает на схему) это тут за уголь, СПГ... газопровод, доставка и так далее. Главное — добыча традиционной нефти и газа (вот это жёлтое на схеме). Вот она непрерывно растет. Больше всего растёт. Остальное примерно на одном месте или даже падает, как по углю. А нефть традиционная растет, растет, растет. А вновь открываемые запасы — падают. Падают с каждым годом. British Petroleum, в частности, сообщила о том, что коэффициент восполнения запасов в этом году у нее составил всего 62 процента. То есть она разведала 62 процента от добытого.
С.Кургинян: А это разрешено в принципе?
Ю.Бялый: Разрешено. Разрешено. Она может на будущие годы наверстать и так далее. То есть у них это разрешено.
С.Кургинян: У нас этого не было?
Ю.Бялый: В Советском Союзе это было абсолютно недопустимо, исключено. То есть за это просто по голове били смертельно (фигурально выражаясь, конечно).
С.Кургинян: За это сажали.
Ю.Бялый: Сажали. Как минимум увольняли, как максимум сажали.
У Chevron — 89 процентов восполнения запасов. У Shell — 26 процентов восполнения запасов. Только у ExxonMobil и ConocoPhillips коэффициент восполнения запасов близок к 100 процентам. А старые месторождения истощаются.
В феврале произошло очень знаковое событие. Англо-голландская Shell, та самая, заявила о начале демонтажа оборудования на крупнейшей шельфовой нефтяной платформе месторождения Brent. Это то самое месторождение Brent, от которого получил название сорт смеси, которая поставляется на мировой рынок, на которую почти весь мир равняется. Сорт Brent. Так вот, падает добыча, то есть Brent крупнейшая скважина закрывается, вышка демонтируется. И это тоже деньги и время. И, кроме того, падает добыча на других североморских месторождениях.
Международное энергетическое агентство прогнозирует, что мировой нефтяной промышленности до 2030 года нужно ежегодно тратить около 850 миллиардов долларов, чтобы обеспечить увеличение добычи в соответствии с мировым спросом (Источник). То есть больше, вот то, что сейчас. Ежегодно. А при таких ценах на нефть такие деньги корпорациям взять совершенно неоткуда. То есть, средний уровень — 50 долларов за баррель мировых цен, а большинство крупнейших новых добытчиков имеет существенно более высокую себестоимость. Они не могут получать прибыль при таких ценах. А значит, не могут накапливать деньги на инвестиции. И в долг им взять уже негде. Им не дают в долг, потому что их долги выросли. То есть, речь идёт о проблемах инвестиционного коллапса всей нефтяной отрасли.
Особенно показательно это для сланцевой нефти в Соединенных Штатах и нефтеносных песков в Канаде. Это почему характерные примеры? Эти источники нетрадиционной нефти определили основной вклад, основную прибавку в объем глобальной добычи. Например, в Соединенных Штатах из сегодняшней нефти, которую добывают (это 9,7–9,8 миллиарда баррелей в день), 3,5 миллиарда баррелей, то есть больше трети гораздо, — это из сланцевых месторождений. А в Канаде из сегодняшних 3,5 миллиарда баррелей в день добычи около 2 миллиардов баррелей, то есть больше половины, — это нефтеносные пески провинции Альберта.
Видите, вот это канадский пример (таблица). Вот традиционная нефть, вот эта синяя, а все приросты последних десятилетий, особенно последних лет — это вот нефтеносные пески Альберты. То есть нетрадиционная нефть, которая минимум 80-90 долларов за баррель по себестоимости. Они уже не могут, то есть постольку, поскольку им нужно платить долги, то, что работает, они добывают, но расширять добычу, вкладывать инвестиции они не в состоянии. То есть сейчас они замораживают разработку менее прибыльных месторождений или просто разоряются. Тоже случаи есть.
Но то же самое в сланцевой американской добыче. Число буровых в нефтяном секторе США всего за три месяца с декабря сократилось примерно с 1600 в декабре до менее 1000 в марте. Вот, что было в декабре и вот, что стало сейчас (таблица). На самом деле, это данные полуторанедельной давности, здесь еще сократилось примерно на шестьдесят буровых установок. Это вот такое обвальное падение. А они же все в долгах. Они все в долгах. Им надавали кучу льгот, они работали — это пробил нефтяной сектор через правительство — им не требуется восполнять экологические риски. Они, конечно, в основном работают в пустыне, но не только. Они не должны платить за порчу подземных вод. Они страшно загрязняют места добычи. Плюют на это, не обращают внимания. Им велено прощать. «Давайте-давайте-давайте нефть для того, чтобы обеспечить полную независимость США от импорта». Вот они надавались, влезли в долги, но раз прибыльно, так замечательно (нефть была дорогая), а сейчас только в сланцевом секторе США доля безнадежных долгов оценивается примерно в 330-340 миллиардов долларов. Это даже для американской экономики цифра катастрофическая.
Это говорит о будущих нефтяных дефицитах и значит, во-первых, о резком повышении роли обладателей крупнейших ресурсов качественной и сравнительно недорогой нефти, включая Россию и Саудовскую Аравию. Включая ряд других стран Ближнего Востока.
И сейчас эти экспортёры готовы демпингом расширять принадлежащую им долю глобальных рынков.
То есть, Саудовская Аравия так и поступает. В феврале они увеличили, правда, пока не намного, на 130 тысяч баррелей, до 9,85 миллионов баррелей в день, свою нефтедобычу. Это — самый высокий уровень с сентября позапрошлого года, причем госкомпания Saudi Aramco дает своим главным потребителям существенные скидки по цене, чтобы удержать, захватить новые крупнейшие рынки сбыта нефти. Но при этом они сокращают заказы нефтесервисным компаниям, требуют от них скидок, и международная крупнейшая нефтесервисная компания Schlumberger уже заявила, что заказы сокращаются, требуют скидок, прибыли нету, а объем капиталовложений с четырех миллиардов долларов в прошлом году они сокращают на миллиард долларов — до трех в нынешнем году.
И эксперты уже многие говорят, что еще несколько месяцев такой ценовой политики приведут к катастрофическим последствиям, долгосрочным, отложенным и среднесрочным, в глобальной нефтедобыче.
И еще один фронт войны саудитов с Соединенными Штатами — на сланцевой нефтедобыче. В ее американском сегменте уже сейчас уволены десятки тысяч специалистов, в том числе, самые классные специалисты. И вчера появилось — вот только вчера (18 марта) — сообщение о том, что эмиссары Саудовской Аравии ездят по нефтяным компаниям сланцевых бассейнов, и открыто и активно переманивают, перевербовывают этих специалистов, уволенных, к себе.
У саудитов очень много еще (хотя достоверно цифру никто не знает, скрывают) классической дешевой нефти. Но у них в последние годы Saudi Aramco еще и разведала (вернее, для неё разведали) очень солидные запасы сланцевой нефти. Перспективной сланцевой нефти. И они думают на будущее, и затевают с американцами войну еще и на этом кадровом фронте.
Отмечу, что одним из очень сильных факторов передела глобального нефтяного рынка стала Россия. Россия в прошлом году резко, на 25 процентов, увеличила поставки нефти в Китай, Японию и Южную Корею. Причем за счет сокращения поставок в эти страны из Саудовской Аравии, Катара и Кувейта. То есть мы еще злой конкурент для них.
Экспорт России на восток очень быстро растет с 2010 года, когда был запущен нефтепровод ВСТО, «Восточная Сибирь — Тихий океан», и здесь перспектива у нас хорошая. В частности, в прошлом году Россия уже сместила Кувейт с четвертого места по поставкам в Японию — это один из крупнейших импортеров региона. А в январе 2015 года импорт нефти из России в Японию еще повысился, причем сразу на 63 процента.
В России, в частности, наращивает активность на рынке компания «Сахалин Энерджи», она в середине февраля объявила о выводе на рынок нового сорта российской нефти «Сахалин Брэнт». Уже продано в Азии четыре танкера этой нефти с месторождения «Сахалин-2». А через несколько дней «Газпром-нефть» впервые отправила в Европу танкером в сопровождении ледокола первую партию нефти с полярного новопортовского месторождения на Ямале — Ямальское месторождение. И здесь я хочу напомнить, что удушение России, обрушение нефтяных цен многие американские аналитики открыто неоднократно называли главным фактором объявленной нам новой «холодной войны».
Удушения пока не произошло, хотя России трудно. Но себе американцы этой ценовой войной уже навредили очень существенно, особенно с оглядкой на среднесрочную и долгосрочную перспективу.
Но это не конец. Война за нефтяные рынки продолжается и обостряется. Американцы уже говорят о том, что нужно дотировать убыточную (то есть это не правительство, но эксперты говорят)... чтобы выдержать войну с Саудовской Аравией и с Россией на мировом рынке, чтобы обрушивать цены, американское правительство и американские банки должны дотировать убыточную нефтедобычу в Соединенных Штатах. То есть это уже вообще полный отказ от каких-то рыночных принципов — это глобальная нефтяная война. Мы в нее вовлечены, никуда мы от нее не денемся, нам придется ее выдерживать. Все, я на этом завершу...
Кургинян: А теперь расскажи — цены на нефть все-таки удастся снизить еще или нет?
Бялый: Если будут такие очень крутые игры — первое — на рынке нефтяных фьючерсов, то есть если будет спекулятивная игра без берегов... но для этого инвесторы должны вложиться, а инвесторам должна дать деньги Федеральная резервная система. То есть нужен, грубо говоря, политический сговор для того, чтобы эта спекулятивная игра развернулась на полную мощность, о чем говорил замминистра нефти Саудовской Аравии уже, и привела к дальнейшему резкому падению.
И второе — но опять-таки это уже будет никакое не рыночное, а такое громко скандально политическое решение — если нефтяным компаниям Соединенных Штатов начнут дотировать убыточную добычу.

Tags: Бялый, Кургинян, Нефтегазовые войны, Смысл игры, Суть времени
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments