uehlsh64 (uehlsh) wrote,
uehlsh64
uehlsh

Categories:

Человек в поисках смысла Виктора Франкла

       У каждого времени свои неврозы и каждому времени требуется своя психотерапия.      Сегодня мы, по сути, имеем дело уже с фрустрацией не сексуальных потребностей, как во времена Фрейда, а с фрустрацией потребностей экзистенциальных. Сегодняшний пациент уже не столько страдает от чувства неполноценности, как во времена Адлера, сколько от глубинного чувства утратысмысла, которое соединено с ощущением пустоты, -поэтому я и говорю об экзистенциальном вакууме Я бы хотел просто процитировать здесь пару фраз из письма, которое написал мне один американский студент: "Здесь, в Америке, я совсех сторон окружен молодыми людьми моего возраста, которые отчаянно пытаютсянайти смысл своего существования. Недавно умер один из моих лучших друзей,которому найти этот смысл не удалось". 

       Мои личные впечатления от американских университетов – а только в США я имел возможность читать лекции и общаться таким образом со студентами в 129 университетах – подтверждают репрезентативностьприведенного отрывка из письма в той мере, в какой оно касается общегонастроения и ощущения жизни, которые владеют сегодня академической молодежью.      И не только они. Что касается поколения сегодняшнихвзрослых, я ограничусь лишь ссылкой на результат исследования, проведенного Рольфом фон Экартсбергом на выпускниках Гарвардского университета.
Через 20 лет после окончания многие из них, несмотря на то, что за это время они не толькосделали карьеру, но и жили внешне вполне благополучной и счастливой жизнью,жаловались на непреодолимое ощущение полной утраты смысла. Когда меня спрашивают, как я объясняю себе причины, порождающие этотэкзистенциальный вакуум, я обычно использую следующую краткую формулу: в отличиеот животных инстинкты не диктуют человеку, что ему нужно, и в отличие отчеловека вчерашнего дня традиции не диктуют сегодняшнему человеку, что емудолжно. Не зная ни того, что ему нужно, ни того, что он должен, человек, похоже,утратил ясное представление о том, чего же он хочет. В итоге он либо хочет тогоже, чего и другие (конформизм), либо делает то, что другие хотят от него(тоталитаризм).Как известно, Маслоу ввел различение низших и высших потребностей, имея в видупри этом, что удовлетворение низших потребностей является необходимым условиемдля того, чтобы были удовлетворены и высшие. К высшим потребностям он причисляети стремление к смыслу, называя его даже при этом "первичным человеческим побуждением". Это свелось, однако, к тому, что человек начинает интересоваться смыслом жизни лишь тогда, когда жизнь у него устроена ("сначала пища, потом мораль"). Этому, однако, противоречит то, что мы – и не в последнюю очередь мы,психиатры, -имеем возможность постоянно наблюдать в жизни:    Потребность и вопрос о смысле жизни возникает именно тогда, когда человеку живется хуже некуда…Свидетельством тому являются умирающие люди из числа наших пациентов, а также уцелевшие бывшие узники концлагерей и лагерей для военнопленных.     
          Вместе с тем, разумеется, не только фрустрация низших потребностей порождает вопрос осмысле, но и удовлетворение низших потребностей, в частности, в "обществе изобилия". Мы не ошибемся, пожалуй, если усмотрим в этом кажущемся противоречииподтверждение нашей гипотезы, согласно которой стремление к смыслу представляетсобой мотив sui generis, который несводим к другим потребностям и не выводим изних (как это уже удалось эмпирически показать Крамбо и Махолику, а также Кратохвилу и Плановой).      Мы встречаемся здесь с феноменом, который ясчитаю фундаментальным для понимания человека: с самотрансценденциейчеловеческого существования! За этим понятием стоит тот факт, что человеческоебытие всегда ориентировано вовне на нечто, что не является им самим, на что-тоили на кого-то: на смысл, который необходимо осуществить, или на другогочеловека, к которому мы тянемся с любовью. В служении делу или любви к другому человек осуществляет сам себя. Чем больше он отдает себя делу, чем больше онотдает себя своему партнеру, тем в большей степени он является человеком и тем вбольшей степени он становится самим собой. Таким образом, он, по сути, можетреализовать себя лишь в той мере, в какой он забывает про себя, не обращает насебя внимания.     
       Здесь необходимо упомянуть один из 90 фактов, полученныхв эмпирическом исследовании госпожи Люкас, а именно: оказалось, что средипосетителей Пратера -знаменитого венского парка отдыха и развлечений –объективно измеренный уровень экзистенциальной фрустрации был существенно выше,чем средний уровень у населения Вены (который практически не отличается отаналогичных результатов, полученных и опубликованных американскими и японскимиавторами). Другими словами, у человека, который особенно добивается наслажденийи развлечений, оказывается в конечном счете фрустрировано его стремление ксмыслу, или, говоря словами Маслоу, его "первичные" запросы.      
       Это каждый раз напоминает мне один американский анекдот. Человек встречает на улице своегодомашнего врача, который справляется о его здоровье. Выясняется, что пациентстал в последнее время туговат на ухо. "Вы, наверное, слишком много пьете, –отвечает ему врач.- Вам надо бросать". Через пару месяцев они вновь встречаютсяна улице, и врач, специально повысив голос, спрашивает пациента о его здоровье."О, – отвечает тот, – не надо говорить так громко, я снова прекрасно слышу". "Явижу, вы бросили пить, – говорит врач. – Отлично, так и продолжайте". Новаявстреча еще через пару месяцев: "Как поживаете?" – "Простите, что Вы сказали?" –"Я спрашиваю, как Вы поживаете?" Наконец, пациенту удается понять. "Вот, вывидите, я опять стал хуже слышать". – "Вы, наверное, опять начали пить?" "Видители,- объясняет ему пациент,- сначала я пил и стал плохо слышать, затем я бросилпить и стал снова слышать лучше, но то, что я услышал, было гораздо хуже, чем виски".     
        Мы можем утверждать следующее: если у человека нет смыслажизни, осуществление которого сделало бы его счастливым, он пытается добитьсяощущения счастья в обход осуществлению смысла, в частности с помощью химических препаратов. На самом деле нормальное ощущение счастья не выступает в качествецели, к которой человек стремится, а представляет собой скорее простосопутствующее явление, сопровождающее достижение цели. Это сопутствующее явление, этот "эффект" может быть, однако, "уловлен", и принятие алкоголя даеттакую возможность. Б. А. Маки, директор Центра реабилитации алкоголиков военно-морских сил США, утверждает: "Работая с алкоголиком, мы очень частоубеждаемся, что жизнь, по-видимому, потеряла для него смысл".     
          Моя ученица в Международном университете Соединенных Штатов в Сан-Диего в своих исследованиях, результаты которых составили ее диссертацию, получила данные отом, что для 90 процентов исследованных ею случаев тяжелого хронического алкоголизма характерно выраженное ощущение утраты смысла. Тем самым становится иболее понятным то, что Крамбо с помощью групповой логотерапии алкоголиков,направленной на снятие экзистенциальной фрустрации, удалось добиться большего успеха, чем в контрольных группах, в которых терапия велась традиционными общепринятыми методами.
          Эйнштейн как-то заметил, что тот, кто ощущает свою жизнь лишенной смысла, не только несчастлив, но и вряд ли жизнеспособен. Действительно, стремление к смыслу обладает тем, что в американской психологии получило название "ценность для выживания". Не последний из уроков, которые мне удалось вынести из Освенцима и Да-хау, состоял в том, что наибольшие шансы выжить даже в такой экстремальной ситуации имели, я бы сказал, те, кто был направлен в будущее, на дело, которое их ждало, на смысл, который они хотели реализовать. Позднее американские психиатры получили этому подтверждение на материале военнопленных, находившихся в японских, северокорейских и северовьетнамских лагерях. Не должно ли то, что является верным по отношению к отдельным людям, быть верно и по отношению к человечеству в целом? И не должны ли мы в рамках так называемых исследований проблем мира уделить внимание вопросу: не заключается ли единственный шанс человечества на выживание в общей для всех задаче, в одном общем стремлении к одному общему смыслу?
       Следует сказать о якобы имеющейся возможности канализировать и сублимировать "агрессивные потенциалы". Мы, психологи, могли бы показать, как агрессивность, которую якобы можно переключить на безвредные объекты – например, на телеэкран, – в действительности лишь подкрепляется этим и, подобно рефлексу, еще сильнее закрепляется.
      Социолог Кэролин Вуд Шериф опровергла бытующее представление о том, что спортивные состязания представляют собой эрзац-войну без кровопролития. Наблюдения за тремя группами подростков в закрытом летнем лагере показали, что спортивные состязания не снижают, а, наоборот, усиливают взаимную агрессию. Однако, что самое интересное, был один случай, когда взаимную агрессию обитателей лагеря как рукой сняло. Ребят пришлось мобилизовать для транспортировки в лагерь завязших в глинистой почве тележек с продовольствием. Отдавшись делу, хоть и трудному, но осмысленному, они буквально "забыли" про свою агрессию.
      Здесь я скорее вижу новый конструктивный подход к исследованию проблем мира, чем в бесконечном пережевывании темы "агрессивных потенциалов", призванном убедить человека, что насилие и войны – это его судьба. На самом же деле похоже, что агрессивные импульсы разрастаются прежде всего там, где налицо экзистенциальный вакуум. Что верно по отношению к преступности, может быть применено и к сексуальности: лишь в экзистенциальном вакууме набирает силу сексуальное либидо. Эта гипертрофия в условиях вакуума повышает готовность к невротическим сексуальным реакциям.
      Ведь то, что было сказано выше о счастье как побочном эффекте, столь же верно и по отношению к сексуальному наслаждению: чем сильнее человек стремится к наслаждению, тем сильнее оно от него ускользает. Десятилетия клинического опыта дают мне смелость утверждать, что нарушения потенции и оргазма в большинстве случаев сводятся именно к подобной схеме реагирования. Другими словами, сексуальность нарушается по мере того, как усиливается сознательная направленность и внимание к ней. Чем больше внимание смещается с партнера на сам половой акт, тем больший ущерб наносится половому акту. В частности, это мы наблюдаем во всех тех случаях, когда наши пациенты-мужчины в первую очередь озабочены тем, чтобы продемонстрировать свою потенцию или пациенты-женщины заинтересованы прежде всего в том, чтобы доказать самим себе, что они в состоянии переживать полноценный оргазм и ничуть не фригидны. (с) Франкл "Человек в поисках смысла"

Tags: Психология, Франкл
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments